У нас вы можете скачать книгу Беседы Учителя. Как прожить свой серый день. Книга 2 К. Е. Антарова в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Как прожить свой серый день. Тоотс предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес. Человек, идя свой земной день, не может сравнением постичь сознания иного плана. Ибо все его сравнения лежат в условностях плотных тел. Высшее же сознание, освобождённое от этих условностей, имеет ограничение лишь в самом себе. Ограничения человека Земли имеют в себе не только те формы из дерева, камня, железа, которые не может пройти его тело.

Но человек имеет и ограничение страстями. Без забот о пути человек не может своим телом проникнуть через плотные перегородки во внутреннее помещение жилищ своих встречных.

Как же обстоит дело у человека с проникновением в храм встречного — в его сердце? Только сам человек, силою своей любви и чистоты может приникнуть своей любовью к любви встречного. И никакое разрешение не сольёт его с мыслью, радостью и скорбью встречного.

Только его собственное осознание себя единым со встречным может помочь ему встать не в положение зрителя и судьи, а друга и помощника. Но только тот, кто сердцем устремится к радости или скорби встречного, тот выполнит этот завет. А, между тем, первый признак начала освобождения, начала активной жизни в единении — есть сила видеть в ближнем осколок Единого, не подлежащий твоему суждению, но приникать к которому чистотой твоей — вот назначение каждой встречи. Нет оснований думать, что если ты восходишь к совершенству, то тебе необходимы особые условия.

Все усилия Светлого Братства сводятся к принятию каждого в костёр своей любви. Великое их милосердие разбивает молотом любви перегородки человеческих предрассудков и условностей, что каждый себе соткал.

Они проносят зрение человека через века его дел и оставляют в нём такие следы, по которым его новая жизнь стремится пробиться через препятствия дня. И только поэтому то, что одному легко и просто, другому — мука. Прочесть в сердце встречного его муку или радость можно только тогда, когда в тебе самом спокойное стремление дало силу духу. Если же в тебе шумит хотя бы ручей страстей, привлечь своё внимание к другой жизни — почти невозможно.

Можно ли при этих условиях стать учеником? Как может человек принести не искривлённой хотя бы одну мысль Учителя на Землю, если в нём царит не звон освобождённого сердца, а боль и неудовлетворение, борьба с самим собой. Снимая с себя пустоту себялюбия и переключаясь на основу общего блага, человек ощущает радость от освобождённого в себе огромного кольца света, в котором сгоревшие страсти исчезли.

Но свет этот не отгородил его стеною от общения с живым кольцом людей; он притянул к себе это живое кольцо, и переключилась мысль каждого на более тонкую и чистую материю духа в ауре.

Ибо тот, кто мог удержаться в кольце твоего света, непременно сжёг в нём хотя бы малую свою условность. Ибо в делах духа логика одна для всех — Любовь.

И не может человек сдвинуться с места, пока не научится разбирать перегородки в себе, чтобы условность и предрассудок встречного, не найдя опоры в тебе, осыпались сухою шелухою.

Живя в современном тебе обществе, где ты видишь весь недостаток воспитанности, что должен нести в себе ты, если хочешь научиться привлекать своё внимание к творчеству а не к суете внешнего людей? Освобождённым от внешнего должен быть ты сам. Внешнее не должно ударять тебя по твоим больным местам, ибо во всём твоём сознании живут только сила, энергия, решимость сердца, и тебе нечем воспринять мелочь и бунт страстей.

Страсти коварства и искательства, жажда утопить тебя и пролезть выше самому — всё трогает тебя лишь постольку, поскольку твоё сознание работает в освещении условности времени, а не в верности вечному труду Учителя. Ты хочешь соединить чистую жизнь духа и требования условностей Земли. Видишь ли ты в кольце твоих препятствий только способ твоего роста? Или ты стремишься их победить, чтобы семья твоя была сыта, чтобы жизнь твоего дня стала веселее и легче, благодаря условному пониманию удовольствий Земли?

Чтобы отделиться от общения с массой людей, закрыть ход к твоим удобствам соседу? Нет такого пути ученику. Ученик — это звено единения. На нём, через него старается пролить свет сознание Высшее, освобождённое. И только тот, кто это понял, может войти в группу учеников — двигателей мира в мир. Трогательна беспомощность младенца и вызывает самое мужественное опекание своих близких, если в их сердцах живёт милосердие. Трогательна его беспомощность Учителю, и Он, видя верность ученика нерушимой, льёт ему свою помощь и милосердие без условностей и ограничений со своей стороны.

И только ограничения самого ученика, выстроенные его колебаниями, нецельностью его мыслей, неуверенностью его, останавливают ученика перед Золотыми Вратами, то есть перед порогом знания. Ибо знание вытекает из освобождённых мест в сознании. Оно вырастает на гармонично звучащих волнах его действий. Можно ли, живя на Земле, в суете огней и страстей человеческих, стать учеником?

Быть может, надо где-то в особо чистых условиях сделаться учеником и потом вернуться к своим ближним, став им поддержкой и помощью? Никто не может стать закалённым вне своих условий и препятствий.

И все условия и препятствия пойдут за человеком, если ему их необходимо победить, куда бы он ни ушёл. Рассматривать период ученичества как подготовку к деятельности — такой же предрассудок, как думать, что человеку может повредить чистый воздух и солнце. Не следует думать, что ученичество начинается с того момента, когда Учитель даёт ученику весть. Ученичество могло начаться ещё за два воплощения, но отсутствие гармонии в ученике не дало возможности развить память о нём.

Утвердившись в мысли, что всё — в себе, распознавая реальное и временное, человек строит первоначальную ступень к свиданию с Учителем. Но когда он её развивает?

Если приказом воли он концентрирует своё внимание — он способствует только более широкому развитию личности. Как будет общаться с ближними человек, не знающий орбиты действий Учителя? Видя горе, слыша стоны и жалобы, он будет тоже плакать, усилиями своих слёз сочувствия прорубая ещё больше дыр в его и своей ауре.

И своим волнением он проведёт встречного ещё глубже в план страстей. Ученик же, постигший всегда светлое мужество Учителя, обратит всю силу своей мольбы к Учителю. Всё мужество его будет призывать в храм своего сердца, и, оставаясь в гармонии, он сможет помочь рыдающему встречному войти в свой центр силы, в свой заветный храм в себе — Любовь. И тогда, с каким бы бунтом страстей ни пришёл встречный, он сбросит с себя хотя бы часть своего уныния и найдёт силы прожить какое-то мгновение в относительном успокоении.

Если же он не смог подле тебя обрести просветления и, уйдя, жаловался ещё и на тебя, возмущался, негодовал на твоё бессердечие, значит он ещё слишком далёк от истинного понимания единения.

Ему ещё предстоит долго носить страстные покровы, и тебе, отдав ему весь мир своей гармонии, не стоит огорчаться неудачной встречей, а ещё глубже закалить мужество и ещё чище сойти в Учительской любви к следующей встрече. И если ты в своём обиходе не нуждался бы во встрече, даже с вороватым слугою, ты не имел бы её. Но не надо в мелочах обихода видеть знамение небес. Нельзя усматривать в мелких удачах и неудачах какие-то основания для глубоких своих действий.

Ибо так дойдёшь до суеверия, и оно вновь создаст пелену условностей и заведёт тебя в тот лабиринт, из коего ты уже однажды выбрался. Надо свои действия в дне так подпирать радостью единения с Учителем и окружающими, чтобы мелочь обихода не вплеталась суеверием в действия твои. Если бы ты видел в мелочи простое привлечение твоего внимания к лёгкости и ловкости через тебя и в тебе весёлого и радостного состояния, где бы мысль о раздражении или суеверии не могла иметь места, то ты бы всюду нёс в себе верность и уверенность.

Если бы основа в твоём храме была цельною, а не двоилась постоянно в колебании между истинною Жизнью и обывательскими пониманиями, твоей голове не угрожало бы наводнение от пустого разбора мелочей. Путаница в человеке от сумбура всех не доведённых до конца мыслей — хуже метели и гололедицы. Тот, кто хочет войти в ученичество, прежде всего, борись с предрассудком суеверия, ибо он — одна из заноз, на которой прочно держится страх.

Разнообразны тропы людей, ведущие к постижению Истины в себе. Труден путь всех, видящих вокруг страдания, но не понимающих их смысла и цели. Мысль же о том, что встречи человека с встающими в дне на его пути препятствиями — его собственное творчество, никогда не приходит ему в голову Мнение человека о своём встречном так низменно, что он всегда думает обмануть его бдительность.

Ему кажется таким лёгким и даже признаком хорошего тона — обдать встречного улыбкой и вопросом о его здоровье, а в себе скрыть враждебное раздражение и досаду на несвоевременную встречу.

Ему кажется, что он так глубоко скрыл своё лицемерие и коварство, что никто и никогда не прочтёт его истинных, живущих в сердце и мысли сил. Но об ауре он или совсем не слыхал, или совсем не понял. Ведь основа его собственных сил — только он сам. Творец своего счастья или несчастья — он сам, и никто и ничто другое. Цвета ауры вероломного человека — исключительно оранжево-коричневые, переходящие в грязно-серо-зелёные. Среди них пробегают молнии багрового цвета, и в некоторых местах ауры висят опухоли из шевелящихся ужасных уродливых тел, коль мысли человека помогли их жизни.

Убийственен вид элегантного, по последней моде одетого человека, если его лицемерие и двойственность разъели его ауру, если в храме его сердца данный ему талисман его счастья, его осколок Единого, не горит более, а лежит мёртвым камнем.

Он отдал свою духовную мощь зверям астрального плана и в их среде ему придётся продолжать своё дальнейшее путешествие. Но нет виновников его несчастья, он сам его творец.

Каждое существо, сошедшее на Землю, оберегаемо так мужественно, как только могло чистое милосердие Владык карм пробить человеку путь среди созданных им самим себе препятствий и врагов. Настало время человеку понять, в чём его сила и в чём его слабость.

Можно быть слепым и не понимать вечности жизни и циклов её в условиях всегда изменяющихся сообразно каждой цепи движения вечного. Но в себе необходимо сознавать Любовь не только как чувственное действие или долг, но ещё как жалость и как радость.

Имеющий жалость и умеющий сострадать, не давая встречному чувствовать снисхождения и превосходства своего, уже раздул искру своего огня, и она не потухнет вовеки. О, сколько умствующих, чьими рефератами и статьями завалены полки, где их разъедает пыль, прошли из воплощения в воплощение, истратив энергию жизни на сведенья, не давшие ни одному человеку радости. Призывая к жертвам и лишениям ради высоких целей людей, проповедники чаще всего делают исключения для самих себя.

Те же из них, кто несёт проповедь не словом, а живым примером, всегда достигают успеха. Иллюзии любви и красоты, создаваемые нашим воображением, до тех пор терзают нас, пока мы не завоюем себе сами полной свободы от них.

И только тогда рушатся наши иллюзорные желания всякой красивости вовне, когда в нас оживёт всё то прекрасное, что мы в себе носим.

Все толчки скорби, потерь, разочарований учат нас понимать, что нет счастья в условных иллюзиях. Оно живёт только в свободном добровольном труде, не зависящем от наград и похвал, которые нам за него расточат.

Если же вы цените только жизненные блага вроде денег, драгоценностей, богатства и внешнего положения, связанного с ними, а вопросы духа для вас излишнее бесплатное приложение, ваши усилия приобрести истинное знание, которое присуще только высокой жизни, будут всегда кончаться разочарованиями. Ищите знания, чтобы понять, что несчастья нет как такового. Все чудеса и несчастья носит в себе сам человек. Когда человеку открывается знание, он становится спокойным, ибо мудрость оживает в нём.

Не ищите чудес, их нет. Ищите знание — оно есть. И всё, что люди зовут чудесами, всё только та или иная степень знания. Перспектива, открываемая знанием, открывается каждому, как художнику чувство перспективы, не сразу. Книга духовного знания не лежит вовне, она в сердце человека. И читать её может только тот, кто учится жить свой каждый новый день, в который он вступил, всё повышая уровень своего творчества. Не давайте слишком много обещаний и не разочаровывайтесь в своих силах.

Не глупость ваша заставляет вас сомневаться во всём, а привычка скептически принимать все обстоятельства жизни. Привычка думать об одной жизни Земли в отрыве от всей жизни Вселенной. Усвойте основное правило каждого живого человека: Не разрывайте связи со всеми радостными силами природы.

И когда настанет ваш час постичь знание всех элементов стихий природы, принесите к этому моменту в вас самих полный самообладания и гармонии сосуд. Остерегайтесь умствовать там, где нужна простота мудрости.

Научитесь хотя бы только одному: Мудрость не оказывает влияния извне. Она не проникает откуда-то в глубины духа. И пробудить её в себе может только сам человек.

И только сам человек — ограничитель собственного Света. Если вы полны сияющей радостью, вы сразу увидите в человеке чудо: И каждый не видит по разным причинам. Один — потому, что карма держит его цепко, и никак он не может освободиться от страха, жадности и ревности, которым служил долгие годы. Другой не может вырваться из ряда предрассудков долга и личной любви.

Третий топчется в лабиринте узкого ума и не может вырваться из него и попасть в творчество интуиции. Четвёртый завалил себе выход к освобождению, бегая весь день по добрым делам, а дома сея муть и раздражение и т. И только он один — творец своего пути. Вернее, каждый человек есть путь, и этот путь настолько близок к творчеству Единой Жизни, насколько смог освободить её в себе человек. Кто ищет, отягощённый страстями, тот ещё больше заблуждается. Если человек говорит, что любит науку, а не любит людей, для которых он ищет знаний, не видит в людях высших целей — он только гробокопатель науки.

Если человек идёт по жизни, не замечая жертв и самоотвержения тех, кто сопровождает его в этой жизни, он не дойдёт до тех высших путей, по которым идут истинно великие люди. Если в человеке атрофируется нежность, доброта по мере того, как он восходит в высокие степени учёности и славы, он сам лишает себя всех возможностей достичь радости общения с людьми, пленяющими его полнотой и размахом своей деятельности. Точно так же обстоит дело и с любовью к природе. Чтобы заметить её усилия помочь каждому любить её в себе и себя в ней, надо научиться замечать подвиг жизни своей родной матери.

Научиться любить её, чтобы во всю дальнейшую жизнь навсегда знать, что такое любовь. Всякая форма любви, где есть страх, непременно будет безобразной.

Ты должен думать, и думать очень крепко, чтоб в сердце твоём не шевелился червь ревности. Большего ужаса, чем пронизать свою жизнь припадками ревности, нельзя себе и представить. Всю жизнь себе и окружающим можно отравить и даже потерять весь смысл долгой жизни только потому, что дни были разъединены ревностью. Можно иметь великий талант, можно увлечь человечество в новые сферы литературы, музыки, живописи — и всё же создать себе такую железную клетку страстей в личной семейной жизни, что придётся годы и годы изживать ту плесень на своём духе, что нарастил в ревнивой семейной жизни.

В девяноста девяти случаях из ста то, что люди называют любовью, на самом деле или их предрассудки и суеверия, или их себялюбие. Истинной любовью будет лишь та, которая раскрывает все способности и таланты к творческой деятельности, которая освобождает дух человека. Всякая разлука только до тех пор мучительна, пока у человека не созреет сила духа настолько, чтобы посылать творческий ток любви своему любимому с такой энергией, которая сплетала бы в любую минуту в одну общую сеть преданность обоих.

Эта мощь духа так же развивается, как и всякая иная способность человека. Ежедневная радостная мысль о человеке равняется постройке рельсов для молниеносного моста, на котором можно научиться встречаться мыслями с тем человеком, о котором будешь радостно, чисто, пристально и постоянно думать. Не забывай, что самые важные встречи человека — это его встречи с детьми.

Обращай больше внимания на них — мы никогда не можем знать, кого мы встречаем в ребёнке. Ребёнок — это не тиран, который завладевает всею твоею жизнью. Не идол, для которого ты отрежешь себя от всего мира и весь мир от себя, чтобы создать замкнутую, тесную ячейку семьи, связанную одними личными интересами: Ребёнок — это новая связь любви со всем миром, со всей Вселенной.

Но это те драгоценные чаши, которые Жизнь дала тебе на хранение, улучшение и развитие в них творческого огня. Не прилепляйся к ним, как улитка к раковине.

Всегда думай, что в вашем доме им пожить и погостить суждено какое-то время, чтобы созреть к собственной жизни. Дети не только цветы Земли. Они ещё и дары ваши всей Вселенной. Через них вы или помогаете возвышаться человечеству, или остаётесь инертной массой, тем месивом, из которого, как из перегнившего леса, лишь через тысячи лет родятся уголь и алмаз.

Это неважно, каков будет первоначальный, тайный источник вашей накопившейся любви. Любя одного человека до конца, вы — именем его — будете служить миллионам. Двигаясь дальше по пути совершенствования и знания, человек осознает, что вообще нет чужих и своих. Что есть везде и всюду такие же люди, как он сам. Этот человек мог продвинуться дальше и выше.

Другой мог сильно отстать и остаться ещё в стадии двуногого животного. А третий мог так далеко шагнуть вперёд, что приходится зажмуриться, чтобы иметь возможность на него посмотреть. Важнее для праведника указать другому путь в рай, хотя бы самому и споткнуться. Не тот день считай счастливым, который тебе что-то принёс приятное, а тот, когда ты отдал людям свет сердца. Вглядывайся во всех встречаемых. Если ты встретил человека и не сумел подать ему утешающего слова — ты потерял момент счастья в жизни.

Верь не в чудеса вне тебя, а в чудо живущей в тебе самом любви, притягивающей к себе весь огонь сердца встречного. В любви не стоят на месте.

Любовь — живая сила, и её надо всё время лить по новым и светлым руслам. Любовь признаёт один закон: И всё то, что ты отдаёшь людям, любя их, снисходя к ним, всё это, как ручьи с гор, посылает тебе Жизнь. До последних сил сердца надо молить Жизнь о помощи заблуждающемуся, заблудившемуся или оступившемуся, ибо в каждом живёт Она, а для Её пробуждения нет ни законов логики человеческой, ни законов времени человеческого. Держи сердце широко открытым. Следи, чтобы ни один его лепесток не закрылся.

Лей молча любовь и не приходи в отчаяние, если человек не подбирает твоей любви, остаётся спокойным и непросветлённым. Не думай о последствиях, но всегда действуй сейчас. Действовать — не значит всегда и молниеносно побеждать. Это значит только всегда вносить пробуждение в дух человека, хотя бы вовне это имело вид, что ты не принёс человеку мгновенного успокоения.

Сострадать — значит прежде всего мужаться. Так мужаться, чтобы бесстрашное, чистое сердце могло свободно лить свою любовь. А любовь, пощада и защита — это далеко не всегда ласковое, потакающее слово. Это и укор, это и удар любящей руки, если она видит, как падает дух человека, чтобы трамплином своей силы подкинуть огня в снижающийся дух и энергию человека. Это и награда за текущий день, прожитый в чистоте и творчестве.

Не отчаивайся, не считай себя бессильным в иные моменты жизни, когда стоишь перед скорбью и смятением человека и думаешь, что не можешь ему помочь.

Нет таких моментов, где бы чистая любовь и истинное сострадание были бессильны, не услышаны теми, к кому ты их направляешь, и оставлены без ответа. Правда, не всегда твои чистые силы проявляются мгновенно внешней помощью встречному.

Но каждое мгновение, когда ты вылил помощь любви, как самую простую доброту, ты ввёл своего встречного в единственный путь чистой жизни на Земле: Разбив в сердце и уме страдальца предвзятое представление, что Жизнь вооружилась против него, что его грехам нет прощения, что будучи грешным, он не может уже выйти на путь Света и нести этот Свет другим, ты разбиваешь перегородки авторитетов и предрассудков и создаёшь ему новые борозды, куда потечёт его мысль с этого мгновения.

Никогда не отчаивайся и силу понимай во внутренней работе твоего собственного духа. И чем выше будут твои бескорыстие и радость, когда будешь принимать в сердце скорбь встречного, тем увереннее повернутся факты серого дня для встреченного тобою страдальца. И тем скорее, проще, легче сойдёт с него очарование скорби. Разве любовь умаляется в человеке от того, что она пролилась и кто-то её не подобрал? То место, где ты пролил любовь, будет местом мира, хотя бы другой человек при тебе не утешился и остался беспокойным.

Твоя любовь, если она была действенна, если Жизнь в тебе неслась вихрем радости к сердцу несчастного, что тебя не понимал, всегда создаст вокруг него освежающую струю.

И, оставшись один, он успокоится, приведёт себя в порядок и скажет другим: Поэтому неси только Свет и Мир, неси всю любовь сердца, стой перед Вечностью на дежурстве и не думай о последствиях встречи. Расширяй действенную любовь в своём сердце в труде простого дня. Не думай так много о себе, о подвиге своего спасения. Думай ещё и больше о мире, о живущих в нём людях, ищущих любви, зовущих и молящих о помощи и спасении.

Посылай каждому сердцу своего сердца привет. Это ничего не значит, что в момент сосредоточия и тишины ты не видишь людей и мир. Вы — люди, вы — мир, вы можете так широко любить и благословлять людей, печальных, неустойчивых и несчастных в своей жизни, что волны вашего доброжелательства долетят до них и принесут им успокоение.

Никакая энергия, посланная человеком в доброте, не может пропасть в мире. Тогда она может угнездиться в человеке. А энергия доброты не минует ни одно существо в мире и, если не освободит, то облегчит каждого страдальца, мимо которого мчится. Чем выше и дальше каждый из нас идёт, тем яснее видит, что предела достижения совершенства не существует. Но дело не в том, какой высоты ты достигнешь сегодня. А только в том, чтобы двигаться вперёд вместе с вечным движением Жизни.

А войти в него, в это движение, можно только любовью. Если сегодня ты не украсил никому дня твоей простой добротой — твой день пропал. Ты не включился в вечное движение, в котором жила сегодня вся Вселенная; ты отъединился от людей, а значит, не мог подняться ни к какому совершенству. Никто не может быть отделён от человечества ни в чём: В каждом из нас воплощено всё человечество. Это не риторический оборот, не художественный образ, а реальная действительность.

Всё низменное и дурное, вызывающее у тебя естественное чувство отталкивания, протест, брезгливость, живёт и в тебе же самом, но оно живёт в связанном состоянии, запрятанное так глубоко от тебя, что ты об этом и не подозреваешь. Иногда необходимо чрезвычайное обстоятельство, чтобы оно выявило себя.

Из этого вытекает призыв к неосуждению, которое имеет практический результат для самого тебя: Неосуждение важно ещё как этап, предшествующий состраданию. Целительная сила сострадания, как некий бумеранг, возвращаясь к тебе же, помогает изжить в тебе то, что глубинно и подчас скрыто от тебя. Но если в тебе живёт всё дурное и низменное, то в тебе живёт и всё высокое и героическое.

Но оно тоже находится в тебе в связанном состоянии, неосознанное тобою. Понимание этой стороны дела уничтожает питательную почву зависти: Просто нужно быть внимательным к себе и не бояться себя и силы своей. Все действия человека куют его связь со всем миром. Как бы ты ни жил, отъединиться от связи с людьми ты не можешь. Ты можешь только своим поведением ковать ту или иную связь, ткать ту или иную сеть, в которую ловишь людей и ловишься сам.

Тобой создаётся та или иная атмосфера добра или зла. Постигни, что служение человеку — это не порыв доброты, когда ты готов всё раздать, а потом думать, где бы самому промыслить что-нибудь из отданного для собственных первейших нужд. Это вся линия поведения, весь труд дня, соединённый и пропитанный радостью жить. Ценность ряда прожитых дней измеряется единственной мерой: Оцени радость жить не для созерцания мудрости, не для знания и восторгов любви, но как простое понимание: Никто не идёт в одиночестве, а менее всего тот, кто несёт людям Завет Новый.

Большинство старается примирить слово новое со старыми предрассудками. И выходит у них халат из старой затасканной мешковины с новыми яркими заплатами. Они не чувствуют этого уродства, не страдают от дисгармонии, потому что их понятия о гармонии — детские. Устойчивости в них нет, и Вечностью, в ней полагая весь смысл своего текущего сейчас, они не живут. Страдает от бурь и отрицания толпы больше всего тот, кто принёс Завет Новый.

Многие миллионы сознаний, где ещё закрыт выход духу, живут, запертые в крепости ограниченно-заземлённых идей ума не менее надёжно, чем те миллионы, что постоянно ищут духовных путей, а живут в узких рамках личного.

Первые, отрицающие духовную жизнь, часто бывают цельнее и находят путь к истине скорее и легче. Можно стоять у источника Жизни и не видеть его. Поэтому в предстоящих встречах никогда не удивляйтесь, если люди будут слушать ваши слова и не слышать, то есть не понимать их смысла.

Будут знакомиться с вашими произведениями, выбирать то, что им будет нравиться, и пожимать плечами на всё остальное, что они будут связывать с вашей им не нравящейся или им непонятной личностью, и говорить: Старайтесь раскрыть сознанию человека, что ни один из идеалов, носимых в уме как теория, не может иметь активного воздействия на сердце и дух человека. Тому, кому ещё свойственны сравнения своей судьбы с судьбами других, нет места в предстоящей деятельности людей будущего. Полная радостная самостоятельность и независимость каждого есть остов будущего человечества.

Несите не проповедь, ибо проповедь есть знание, не подкреплённое собственным примером. Гонец Света должен найти силу жить так, как звучат передаваемые им слова, он должен утверждать в действии то, что он дерзнул сказать. Только тогда слова ваши взойдут как семена, а не как плевелы.

Если придёт слабый, помогите ему знанием того нового смысла жизни, который вам открылся. И жизнь ваша станет благословением для людей. Ни в какие мрачные или трагические моменты жизни нельзя забывать самого главного: Всегда благословляйте достигшего больше вашего и лейте ему свою радость, чтобы ему было легче достигать ещё больших вершин.

Проще, легче, веселее — эти слова — целая программа для каждого. В этих словах усматривайте, что высота духа не иго, не отречение и не подвиг, а только полная гармония.

Она выражается в постоянной, ни на минуту не нарушаемой радостности. Не набирайте на свои плечи долгов и обязанностей, которые на вас никто не взваливал. Просыпаясь утром, благословляйте свой новый расцветающий день и обещайте себе принять до конца всё, что в нём к вам придёт. Творчество сердца человека — в его простом дне. Оно в том и заключается, чтобы принять все обстоятельства своего дня как неизбежные, единственно свои и их очистить любовью, милосердием, пощадой.

Но это не значит согнуть спину и позволить злу кататься на вас. Это значит и бороться, и учиться владеть собой, и падать, и снова вставать, и овладевать препятствиями, и побеждать их. Быть может, внешне не всегда удаётся их побеждать. Но внутренне их надо победить любя. Старайтесь переносить свои отношения с людьми из мусора мелкого и условного в огонь вечного.

Ломайте вырастающие перегородки условного между вами и людьми. И ищите всех возможностей войти в положение того, с кем общаетесь. И вы всегда найдёте, как вам разбить препятствия предрассудков, нелепо встающих между людьми, открыть всё лучшее в себе и пройти в храм сердца другого.

В себе найдите цветок любви и бросьте его под ноги тому, с кем говорите. И только в редких случаях встречи с абсолютно злыми людьми останутся без победы вашей любви.

Не то считайте милосердием, что даёте сами или даётся вам как долг, обязанность, тяжёлая ноша. Ибо то ещё стадия предрассудочная. Но то считайте милосердием, что даёте в радости, в сияющем счастье жить и любить. Не тот любит, кто несёт свой долг чести и верности. Но тот, кто живёт и дышит именно потому, что любит и радуется, и иначе не может.

И любовь сердца такого человека не брага хмельная и чарующая, создающая красоту условную, но самая чистая красота, несущая всему мир и успокоение. Радостью ткётся светящаяся материя духа, радостью вводится человек в единение с людьми, а следовательно, и со всей Вселенной. Важно не быть пустым или шатким внутри, когда ты начинаешь свой новый творческий день.

Важно, утверждаясь всё сильнее в верности тому, что ты избрал себе как жизненный путь, кончать свой день. Кончая его, совершенно чётко отдать себе отчёт, в чём ты был твёрд, в чём отступил от светлой идеи, для которой живёшь и трудишься. Важно — жить каждый день, трудясь так легко и честно, как будто это был твой последний день жизни. Напрасно ждать особых испытаний. В простых серых буднях надо разглядеть главные дела любви, а жить легко свой текущий день — вот самый главный признак её.

В обычном деле обычного дня живущий жизнью любви должен быть звеном духовного единения со всем окружающим. Ты выбрал тот путь, где героика чувств и мыслей живёт не в мечтах и идеалах или фантазиях, а в делах обычного серого дня. Поэтому бдительно постигай любые маленькие факты жизни — те крохотные университеты духа, которых бывает сотни у каждого человека в его простом дне.

Усвой первое правило людей, желающих идти в ногу со своим народом, со своей современностью: Всякое дело составляет или утверждение Жизни — и тогда оно является сотрудничеством с Нею. Или оно является унылой мыслью о себе, то есть отрицанием, непониманием основного закона существования на Земле: Лишённое этого понимания существование человека является голым эгоизмом невежественности. Привыкни делать каждое текущее дело как самое важное.

Привыкни не пересыпать перцем благих мыслей действий своего дня. Этим ты затрудняешь не только одного себя, но и всех тех, кто окружает тебя. Не тот мудрец и герой, кто сумел совершить однажды великий подвиг. А тот, кто понял, что его собственный трудовой день и есть самое великое, что дала человеку Жизнь.

Все мы меняемся, если движемся вперёд. Но не самый тот факт важен, что мы меняемся, а как мы входим в изменяющее нас движение Жизни. Если мы в спокойствии и самообладании встречаем внешние события, выпадающие нам в дне, мы можем в них подслушать мудрость бьющего для нас часа Жизни. Мы можем увидеть непрестанное движение всей Вселенной, сознать себя её единицей и понять, как глубоко мы связаны со всем её движением.

Только не думай, что освобождённый всегда должен быть свободным от внешней суеты, от её кажущихся пут, от забот быта и его условностей. Лучше всего служит своему народу тот, кто не замечает тягостей суеты, потому что понял основу смысла своей жизни: В жизни человека не может быть ни мгновения остановки.

Человек растёт и меняется непрестанно. Всё, что носит в себе сознание, меняется, расширяясь. Если же человек не умеет принимать мудро своих меняющихся обстоятельств, не умеет стать их направляющей силой, они его задавят, как мороз давит жизнь грибов, как сушь уничтожает жизнь плесени. И, конечно, тот человек, что не умеет, сам изменяясь, понести легко и просто на своих плечах жизнь новых обстоятельств, будет подобен грибу или плесени, а не блеску закаляющейся и растущей в борьбе творческой мысли.

Нет серого дня, есть сияющий храм, который строит сам человек в своём трудовом дне. Не в далёкое небо должен улетать человек, чтобы там глотнуть красоты и отдохнуть от грязи Земли. Но на грязную, потную и печальную Землю он должен пролить каплю своей доброжелательности.

Жизнь человека на Земле — это тот кусок Вселенной, что он мог вобрать в себя, в себе творчески обработать, очистить страданиями и вылить обратно во Вселенную, чтобы помочь ей двигаться вперёд. Если люди заняты одним созерцанием, если их сила ума и сердца погружена только в личное искание совершенства, мы знаем, что им закрыт путь вечного движения. Ибо во Вселенной нет возможности жить только личным, не вовлекаясь в жизнь мировую.

Переходы в сознании человека не могут совершаться вверх, если сердце его молчит и он не видит в другом существе то же небо, что открыл в себе. Расти в силе каждый день. А для этого научись действовать, а не ждать, творить, а не собираться с духом. Действие, действие и действие — вот путь труда Земли. Но свою вечную силу ты не можешь сделать ни хуже, ни лучше сейчас, если вчера жил только мечтами о действиях.

А действовали другие, рядом с тобой шедшие, огонь духа которых был, быть может, много меньше твоего. Вступая в новый день, живи так, как будто это твой последний день. Но последний не по жадности и торопливости желаний или духовных напряжений, а последний по гармоничности труда и его бескорыстия. Это самое сложное из всех человеческих ощущений. Оно никогда не живёт в человеке одно, но всегда окружено целым роем гадов, не менее разлагающих духовный мир человека, чем самый страх.

Страх заражает не только самого человека, он наполняет вокруг него всю атмосферу тончайшими вибрациями, каждая из которых ядовитее яда кобры. Тот, кто заполнен страхом, подавлен как активное, разумное и свободно мыслящее существо. Мысль только тогда может литься, правильно улавливая озарения интуиции, когда всё существо человека действует гармонично, в равновесии всех сил его организма.

Только тогда ты попадаешь — через сознательное — в то сверхсознательное, где живёт духовная часть твоего творящего существа. Если же мысль твоя в каменном башмаке страха, тебе невозможно оторваться от животной части организма. Твой дух не раскрывается. Их вечные слёзы и стоны о любимых — это только жалкие обрывки эгоизма и плотских привязанностей к текущей форме, без всяких порывов истинного самоотвержения. Строить великие вещи, создавать Жизнь они не могут. Очи, что плачут, не могут видеть ясно.

Так же и уши тех, что жалуются, сетуют и слышат только уныние собственного сердца, не могут услышать зова Жизни. И сердце, стучащее в минорной гамме, стучит монотонно: Если ты сегодня, в эту минуту, поддался страху — весь твой организм заболел. Если ты двинулся в радости и героическом чувстве — ты вплёл в свой организм те залоги победы, которые через некоторое время войдут в действие всей твоей жизни.

Если ты начинаешь учить вперёд свои нервы, как им воспринимать то или иное явление, да ещё запутываешь их в сеть страха и воспоминаний, ты никогда не воспримешь правильно ни одного факта Жизни. Мужество, одно мужество и бесстрашие раскрывают всего человека, все его силы и таланты.

Старайся найти в себе свободное, не отягчённое мусором личных неудач и скорби восприятие Жизни. Никакая скорбь не может сковать той абсолютно независимой сути, что живёт в сердце человека.

Не останавливайся в пути, чтобы оплакивать неверные шаги прошлого. Каждая такая остановка кладёт на твоё настоящее разъедающий пластырь. Учатся на своих ошибках только те, кто вырастает духом, поняв своё вчерашнее убожество.

Тот, кто окреп сегодня, потому что увидел в своём вчерашнем недоразумении или ссоре с людьми собственную ошибку и решился более её не повторять, тот сегодня вырос на вершок во всех своих делах и встречах.

Кто же залил слезами, жалобой, унылостью свою вчерашнюю неудачу, тот сегодня разделил судьбу мусорного растения, которое обошло широким кругом даже голодное животное.

Не имеет смысла жажда знания без наличия сил духа приложить эти знания к действиям дня. Истина, прочитанная глазами, которые плачут, не озарит путь человека в его сером дне.

И день его с его прочтённой истиной останется днём серым, днём сомнения и терзающих желаний. Истина, прочитанная глазами, которые перестали плакать, озарит серый день человека, построит в его дне несколько храмов, так как он ввёл истину в дела своего дня. И день его стал сияющим днём счастья жить, а не днём уныния и разложения всех своих духовных сокровищ, что собрал раньше.

Чистота и бесстрашие — первые условия духовного зрения. Вся сила и весь новый смысл твоего существования — научиться ничего не бояться. И не забудь, что бесстрашие — это не только отсутствие трусости. Это полная работоспособность всего организма, полное спокойствие в атмосфере опасности.

Но самообладание может быть бессмысленно, если оно акт чисто личный, а не действенная сила. Та сила, что вбирает в себя эманации раздражения встречного и тушит их, как глухая крышка, плотно покрывающая горшок с красными угольями и сдерживающая их огонь. Невозможно таить внутри разлад, страдать и разрываться, а вовне показывать полное якобы спокойствие и этим лицемерным самообладанием помогать человеку переносить его горькие минуты.

Только истинно мудрое поведение, то есть внутренне убеждённое спокойное состояние, может помочь ближнему Оно может прервать тысячи драм людей только одним своим появлением, одной встречей. Таков живой пример мудреца.

И в каком бы образе он ни встретился человеку, он может поднять его силы к героическому напряжению. Может помочь ему перейти из маленького, о личном горюющего человека одной улицы в одухотворённое понимание себя единицей всей Вселенной. Вселенной, неизбежно подчинённой одному и тому же закону целесообразности, который ведёт всё живое на Земле — от букашки до человека — к совершенству. Ты можешь сказать, что всё это ты знаешь и понимаешь. А на самом деле ничего не знаешь и не понимаешь.

Потому что на языке мудрости знать — это значит уметь. А понимать — это значит действовать. Тот, кто говорит, что он знает и понимает, а не умеет действовать в своём трудовом дне, в действительности ничего не знает. Он по своей невежественности ничем не отличается от цирковых собак и лошадей, которые просто усвоили ряд привычных ассоциаций, воспринятых в той или иной последовательности.

Есть только одна непобедимая сила в жизни, и эта сила — Радость. Каждая твоя улыбка ускорит твою победу и развернёт в тебе силы. Каждая твоя слеза и слова уныния скомкают то, чего ты уже достиг в своих способностях, и отодвинут твою победу далеко от тебя. Как только в путь, то есть в действия самого человека, ворвались гнев или раздражение, так весь путь остановился.

Перестала звучать его гармония, и снова надо искать, как включиться в симфонию Вселенной, ушедшей в своём творчестве вперёд, пока человек стоял на месте. Нет ни для кого возможности двигаться по ступеням Вселенной, если он тяжёл своим встречным, если его раздражённый окрик или нравоучительная, недовольная речь не помогают встречному успокоиться, но вызывают в нём протест.

Первое звено всей жизни всюду — мир сердца. Чем в большем мире идёт по земле человек, тем больше и выше он видит. А чем дальше видит, тем всё больше понимает, как он мал, как мало может и знает, как много ещё ему надо достигать. Переключите свои мысли, забудьте о себе и думайте только о том, чтобы не нарушить общей гармонии своими колючими токами. Проходя день, человек больше всего должен думать, как пронести наибольшее количество мира в дела и встречи. Никогда не забывайте, что вся ваша деятельность, как бы высока она ни была, будет в большинстве случаев трудна вашим встречным, если вы сами в бунте и разладе.

Наиценнейший труд не будет доступен массам, если сам труженик был одержим постоянной ломкой в своём самообладании. Его труд, даже гениальный, останется достоянием немногих, так как продвинуть великую или малую идею в массы народа может только тот, чьи силы живут в устойчивом равновесии. Не имея мира в собственной душе, нельзя подать его другим. Дать можно только то, чем владеешь сам.

Иначе все попытки принести мир и утешение человеку будут только пустоцветом, спиралью умствования, без смысла и цели посланными в эфир словами, где и без того немало мусора.

Если проповедь новых идей малоэффективна, то это лишь потому, что она чисто формальна. Призывая к жертвам и лишениям ради высоких целей людей, проповедники чаще всего делают исключения для самих себя. Те же из них, кто несёт проповедь не словом, а живым примером, всегда достигают успеха. Иллюзии любви и красоты, создаваемые нашим воображением, до тех пор терзают нас, пока мы не завоюем себе сами полной свободы от них.

И только тогда рушатся наши иллюзорные желания всякой красивости вовне, когда в нас оживёт всё то прекрасное, что мы в себе носим. Все толчки скорби, потерь, разочарований учат нас понимать, что нет счастья в условных иллюзиях.

Оно живёт только в свободном добровольном труде, не зависящем от наград и похвал, которые нам за него расточат. Если же вы цените только жизненные блага вроде денег, драгоценностей, богатства и внешнего положения, связанного с ними, а вопросы духа для вас излишнее бесплатное приложение, ваши усилия приобрести истинное знание, которое присуще только высокой жизни, будут всегда кончаться разочарованиями.

Ищите знания, чтобы понять, что несчастья нет как такового. Все чудеса и несчастья носит в себе сам человек. Когда человеку открывается знание, он становится спокойным, ибо мудрость оживает в нём. Не ищите чудес, их нет. Ищите знание — оно есть. И всё, что люди зовут чудесами, всё только та или иная степень знания. Перспектива, открываемая знанием, открывается каждому, как художнику чувство перспективы, не сразу. Книга духовного знания не лежит вовне, она в сердце человека.

И читать её может только тот, кто учится жить свой каждый новый день, в который он вступил, всё повышая уровень своего творчества. Не давайте слишком много обещаний и не разочаровывайтесь в своих силах.

Не глупость ваша заставляет вас сомневаться во всём, а привычка скептически принимать все обстоятельства жизни. Привычка думать об одной жизни Земли в отрыве от всей жизни Вселенной.

Усвойте основное правило каждого живого человека: Не разрывайте связи со всеми радостными силами природы. И когда настанет ваш час постичь знание всех элементов стихий природы, принесите к этому моменту в вас самих полный самообладания и гармонии сосуд. Остерегайтесь умствовать там, где нужна простота мудрости. Научитесь хотя бы только одному: Мудрость не оказывает влияния извне.

И пробудить её в себе может только сам человек. И только сам человек — ограничитель собственного Света. Если вы полны сияющей радостью, вы сразу увидите в человеке чудо: И каждый не видит по разным причинам. Один — потому, что карма держит его цепко, и никак он не может освободиться от страха, жадности и ревности, которым служил долгие годы. Другой не может вырваться из ряда предрассудков долга и личной любви.

Третий топчется в лабиринте узкого ума и не может вырваться из него и попасть в творчество интуиции. Четвёртый завалил себе выход к освобождению, бегая весь день по добрым делам, а дома сея муть и раздражение и т. И только он один — творец своего пути.

Вернее, каждый человек есть путь, и этот путь настолько близок к творчеству Единой Жизни, насколько смог освободить её в себе человек.

Кто ищет, отягощённый страстями, тот ещё больше заблуждается.